Основу религии составляет чувство зависимости человека; в первоначальном смысле природа и есть предмет этого чувства зависимости; природа есть, таким образом, первый объект религии. Содержание этого параграфа распадается на две части. Одна часть объясняет субъективное происхождение или основу религии, другая — характеризует первый, или первоначальный, объект религии. Сначала поговорим о первой. Так называемые спекулятивные философы издевались над тем, что я чувство зависимости объявляю источником религии. Впрочем, так называемые спекулятивные философы — это те философы, которые не свои понятия сообразуют с вещами, а, наоборот, скорее вещи — с понятиями. И поэтому совершенно безразлично, удовлетворяет ли мое объяснение спекулятивных философов; дело идет только о том, отвечает ли оно своему предмету, своей сути. А приведенное объяснение им отвечает. Если мы рассмотрим религии так называемых дикарей, о которых нам сообщают путешественники, как равно и религии культурных народов, если мы заглянем в нашу собственную, непосредственно и без обмана нашему наблюдению доступную душу, то мы не найдем другого, соответствующего и широко захватывающего психологического объяснения религии, кроме чувства или сознания зависимости. Древние атеисты и даже очень многие как древние, так и новейшие теисты объявляли причиной религии страх, который, однако, ведь не что иное, как самое распространенное, бросающееся в глаза проявление чувства зависимости, Общеизвестно изречение римского поэта:

Психология верующих

Перейти к загрузке файла Религиозный страх Начнем с чувства религиозного страха. Страх можно испытывать по самым различным поводам. Страх мобилизует организм для реализации избегающего поведения, убегания[1]. Если человек испытывает страх в связи с реальной опасностью, которая ему угрожает, то этот страх в какой-то мере оправдан, он играет роль сигнализатора, мобилизует человека.

Страх перед чем-либо, кроме Бога, есть признак и условие внутренней В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе Обращаясь к религиозной сфере жизни, нетрудно увидеть примеры.

Знания Вед, религия и психология Страх и любовь Страх предупреждает об опасности, но также участвует в формировании события, которое человек пытается избежать. Со страхом бороться бесполезно, хотя усилием воли и затратой большого количества энергии можно преодолеть страх, сделав то, чего боишься. Но результат может быть разный: Или вы не будете больше боятся того, чего боялись, или то, чего боялись, сбудется.

Во втором случае, страх становится ещё сильнее, а надежда от него избавится, становится всё меньше. Страх, проникая в человека, воздействует на нервную систему, парализуя действия Человека.

Религия и страх Религия это элемент культуры. А культура активно использует страх. Про другие источники страха, можно посмотреть здесь. Страх это негативная эмоция, и становиться она разрушительной для организма, но только долговременный и сильный страх может стать таким. Кратковременное воздействие, не приносит негативных последствий подробнее, о воздействии страха на организм.

Когда вы чего-то или кого-то боитесь, вспомните, что страх зарождается в Когда верующие хотят расширить сферу влияния своей религии, они.

Собственно, вышеприведённая антитеза света-тьмы прямо-пропорционально соотносится Иоанном с антитезой любви-нелюбви: Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. Любовь — возвышеннейшее состояние и высшая добродетель. По этой причине Иоанн вернейшим способом её описания выбирает описание апофатическое, то есть раскрытие любви через то, что она не есть.

Она не есть страх: Может показаться, что эти слова автора послания находятся в противоречии с псаломскими словами: Как понимать эти расхожие суждения?: Согласно его толкованию здесь нет противоречия, ибо следует различать два вида страха: Таковы несовершенны в любви.

Страх и любовь

Эмоциональные процессы верующих людей с точки зрения их физиологической основы и основного психологического содержания ничего специфического в себе не содержат. С религиозными верованиями связываются самые обычные человеческие чувства: Поэтому несостоятельна попытка психологически обособить религиозное чувство, противопоставив его всем остальным.

Но, возражая против понимания религиозного чувства теологами и идеалистами, мы не должны забывать, что, связываясь с религиозными представлениями, эмоции верующих приобретают известную специфику. Своеобразие психологии верующих людей следует искать не в области их нервно—физиологических механизмов. Нет никаких особых физиологических процессов или механизмов, которые лежали бы только в основе религиозного сознания, которые были бы присущи исключительно религиозным людям.

Проблематика страха в русской религиозной философии конца XIX -первой половины в религиозной вере, чувстве соборности, творчестве и любви.

Кто-то утверждает, что никакого правосудия в Боге нет, и быть не может, потому что правосудие противоположно любви. Кто-то напротив, утверждает, что любовь без правосудия невозможна. У каждой стороны — свои аргументы, свои ссылки на святых отцов, своя правда. Сориентироваться в этом бесконечном споре человеку без серьезной богословской подготовки бывает очень и очень непросто. Я, например, честно пытался разобраться, но так и не понял, на чьей стороне тут истина.

Зато нашел для себя объяснение, позволяющее рассматривать этот сложный вопрос в несколько ином ракурсе, без такого жесткого противопоставления позиций. Дело в том, что настойчивое желание исключить правосудность из свойств Бога, на мой взгляд, продиктовано у большинства спорящих обыкновенным страхом. Ну вот, просто — страшно думать о том, что Бог будет нас судить по делам нашим. Потому что знаем мы цену этим делам, причем, не в полной мере даже знаем.

Страх — это просто отсутствие любви.

Высотные работы мытье окон альпинисты вымоем до блеска Верим, потому что боимся, Страх как одна из причин религиозной веры Тезисы Человек всегда чего-то боялся. Пятьдесят тысяч лет назад он боялся саблезубых тигровмахайродов и пещерных медведей, в средние века - чумы и наскоков кочевников, сейчас — ядерной войны и СПИДа. Есть и страхи постоянные, неизменные на протяжении всей истории - перед смертью, болью, одиночеством, неизвестным.

Иудаизм и евреи · Статьи · Религия — иудаизм. «Раскаяние из любви» и « раскаяние из страха». Темы: Отложить Отложено Подписаться Вы подписаны.

Избранные статьи" , изданной в серии"Духовное наследие русского зарубежья" , выпущенной Сретенским монастырем в г. Главное страдание ушедшего от Бога человека есть самолюбие. Безблагодатное страдание рождается в кругу неосиянной Богом любви, пре-любви. Эти три прелюбви человеческие, соединяясь в одном круге, откидывают в мир люциферианскую тень страха. Первую пре-любовь окружает страх бесславия, бесчестия или неполучения от людей желаемой чести.

Это боязнь увидеть невнимание к себе, к своим способностям, талантам, совершенствам. В этом состоянии, как пьяницы вина, люди ищут одобрения себе и признания со стороны других людей, даже тех, к которым они совершенно равнодушны. От мнения других людей человек часто ставит в зависимость свою жизнь. Здесь одна из тяжких цепей общего рабства.

Как идолы, одни люди постоянно ищут себе от других людей признания, почета, внимания и уважения. Не заботящиеся о славе Божией остро заботятся о своей славе и чести. Различны степени и виды этого общечеловеческого, а лучше сказать, бесчеловечного вожделения и страхов, с ним связанных. У правителей и политиков они выражаются в одном, у людей искусства в другом.

Специфика религиозных чувств

Путь любви и путь страха Путь любви и путь страха У эмоций есть два главных источника: Мы испытываем и то и другое, но в повседневной жизни у большинства людей преобладает страх. Для того чтобы понять эти чувства, нужно определить некоторые характерные особенности любви и страха, которые я называю"Путем любви" и"Путем страха". Эти два пути — лишь точки отсчета, помогающие разобраться, на чем основана наша жизнь. Такое разделение вводится в помощь логическому разуму, чтобы тому легче было понять происходящее и получить некоторый контроль над принимаемыми нами решениями.

мы можем приобретать любовь к Богу или к мировому духу. К тому же: «Цель религии – любить мирово и созерцать его действие, а в любви страха.

Источник разума божественен, но разум, известный в мире вашего восхождения, вряд ли может быть предметом особого восхищения, тем более объектом обожания или поклонения. Созерцание незрелого и пассивного человеческого интеллекта должно вести только к смирению. Если бы вместо материальных тел вы были наделены духовными формами, то по многим свойствам личности вы были бы весьма близки к ангелам. За исключением некоторых специфических эмоций, они испытывают те же чувства, что и вы.

Единственное овладевающее вами чувство, которое им, в некотором смысле, трудно понять, — это унаследованный от животных страх, столь глубоко укоренившийся в сознании рядового урантийца. Ангелам действительно нелегко понять, почему вы с таким упорством позволяете своим высшим интеллектуальным способностям, и даже религиозной вере, подчиняться страху, отступать перед паническим ужасом и тревогой, лишающих вас человеческого достоинства. Если преуспеете, сохраните ли устойчивое равновесие — уравновешенное и одухотворенное отношение — при каждом шаге в течение долгих усилий, направленных на преодоление оков материальной инерции и обретение свободы духовного существования?

И весь религиозный опыт такого ребенка зависит от того, что преобладало в его отношениях с родителями: Рабам всегда было чрезвычайно трудно превратить свой страх перед хозяином в любовь к Богу.

Джошуа Тонгол - Религия страха или любви